Путешествия
Новости турбизнеса, статьи, советы, видеобзоры, экскурсии на сайте http://protuor.ru

Ученый РАН рассказал о влиянии COVID-19 на легкие

0
Отдых в Анапе с детьми 728х90

Ковиду второй год. Но привыкнуть к нему никак не можем. Возможно, потому, что эта напасть никак не отдает свои тайны. И чем дальше, тем больше загадок. Почему одни болеют, а другие нет? Почему одни долго после болезни не могут прийти в себя, а другие вовсе не замечают, что переболели? И о том, что это случилось, говорит только наличие или отсутствие антител при анализе? Но, пожалуй, все едины в одном: более всего от ковида страдают наши легкие. Об этом мы говорим с заведующим кафедрой пульмонологии Первого медицинского университета имени Сеченова, членом-корреспондентом РАН Сергеем Авдеевым.

Сергей Николаевич! Все ковидное время вы, помимо своей основной работы, каждый день занимаетесь новой инфекцией. Несмотря на выходные, улетаете в Красноярск на медицинскую конференцию, посвященную ковиду. Соберутся пульмонологи со всей страны?

Сергей Авдеев: Конференция проводится для пульмонологов Сибирского региона. И одна из главных тем конференции – ковид в Сибири.

Ковид в Сибири отличается от ковида в Москве или в Нижнем Новгороде?

Сергей Авдеев: Пожалуй, нет. Почему же специально проводим совещание в Сибири? Объясню. Болезнь протекает тяжело. И что самое для нас сложное: течение болезни имеет непредсказуемый сценарий. И знание этой непредсказуемости совершенно необходимо всеми специалистами. В независимости от географии болезни. Не забудем и о том, что сибирский климат имеет свои особенности. И эти особенности тоже влияют на течение заболевания.

По-вашему, московские специалисты лучше об этом знают, чем сибирские коллеги?

 

Сергей Авдеев: Я так не считаю. Но в медицине мы должны обмениваться нашими знаниями, находками, опытом. Не случайно же в отношении медицины часто употребляется слово “консилиум”. И потому смею предполагать, что в Красноярске состоится именно консилиум. Если позволите, обозначу основные темы, вынесенные на обсуждение коллег. Ранняя диагностика осложнений. Меры по снижению риска тяжелого течения заболевания. Современные подходы к лекарственной терапии и респираторной поддержке.

Перечень вы начали с осложнений. Уже очевидно, ковид опасен не только сам по себе, но даже более опасен своими осложнениями. Потому и ученых, и практиков все больше интересует тема “после ковида”.

Сергей Авдеев: Сегодня это одна из актуальнейших проблем. Мы начинаем осознавать значение самой проблемы последствия ковида. Для нее пока еще нет точного названия. Но, наверное, дело не столько в названии, а в том, как реально помочь таким больным.

Злободневные вопросы: Лично вы переболели? Вы вакцинировались? Маски носить обязательно или нет?

Сергей Авдеев: Да, я вакцинировался. Маски носить обязательно, если мы не знаем, с кем мы общаемся. Если мы знаем, что люди в окружении вакцинировались, то маски можно снять. Замечу, вакцинация стопроцентно не избавляет от возможности заболевания. Во всяком случае, пока. Ковид хитрее нас. И все-таки сегодня мы можем многое в борьбе с ним. По-прежнему нет и, наверное, никогда не будет какого-то одного супермагического средства, убивающего эту беду. Однако схема лечения практически отработана и постоянно улучшается.

Вы имеете в виду схему лечения легочных осложнений или не только их?

Сергей Авдеев: Не только! За последний год у нас кардинально изменился список противовирусных препаратов. Появились лекарства для лечения сильного воспалительного синдрома. В том числе отечественные препараты.

Средства информации должны быть с нами едины в этой ситуации. Мы должны друг друга поддерживать. Да, я против того, что многие, начитавшись интернета, СМИ, начинают заниматься самолечением. При ковиде, особенно бессимптомном, оно весьма и весьма опасно. Но поголовная грамотность необходима. Изменились наши подходы к респираторной поддержке, кислородотерапии, вентиляции легких.

Это не оправдало себя?

Сергей Авдеев: Так говорить нельзя! Другое дело, что мы сегодня используем другие, чем год назад, стратегии. Например, меньше проводится вентиляция с помощью трубки. Больше с помощью специальных для неинвазивной вентиляции легких масок.

Эти маски у нас есть в достаточном количестве повсеместно? В той же Сибири они есть?

Сергей Авдеев: Сегодня уже да, есть. Есть во всех регионах страны. И сама кислородотерапия, несмотря на, казалось бы, простой метод, сегодня используется в современном виде. В виде высокопоточного метода.

Объясните.

Сергей Авдеев: С помощью специальных устройств мы можем назначать кислород с очень высокой скоростью и при этом кислородовоздушная смесь комфортна для человека. Чье устройство? Оно выпускается в разных странах, и у нас в том числе. Отечественные не хуже импортных. Бываю в разных медицинских учреждениях, разных регионов России, потому имею право сказать, что сейчас не только в Москве, но и в других регионах накоплен собственный опыт высокотехнологичных методов. Например, таких, как экстракорпоральная мембранная оксигенация.

Условия для этого везде есть ? Красная зона и чистая зона? Или ковидные пациенты в тех же стационарах соседствуют с пациентами, у которых, во всяком случае, в данный момент ковида нет? Ведь даже в Москве потребовалось срочное создание той же Коммунарки под красную зону, даже перепрофилирование некоторых федеральных центров. А как быть, например, пациентам, которых ковид настиг в той местности, где не только больницы, но даже фельдшерско-акушерского пункта нет?

Сергей Авдеев: С этим мы тоже столкнулись. И еще, видимо, будем сталкиваться. Все очень непросто и очень дорого. Однако по собственному опыту знаю и могу утверждать: ситуация все-таки меняется. Более того, на местах появляется так называемая ковидная настороженность. В регионах уже есть сети ковидных госпиталей или стационаров, где оказывается помощь таким больным. И система ее оказания организована так, что мы двигаемся от более простого госпиталя к госпиталю с высокотехнологичным оснащением и более квалифицированными специалистами.

Мы накануне приема в вузы, в том числе в медицинские. Вы заведуете кафедрой в Первом меде. Это элитный с мировым именем медицинский вуз. Как вы думаете, среди поступивших будут те, кто станет целенаправленно заниматься ковидной проблемой? Среди ваших сегодняшних выпускников есть охотники заниматься ковидом?

Сергей Авдеев: Мне трудно говорить об абитуриентах. А вот среди выпускников объявились желающие заниматься послековидными проблемами. Некоторые студенты уже сейчас вовлечены в научную работу по изучению последствий ковида.

Раз о последствиях, а вы пульмонолог. Почему от ковида больше всего страдают легкие? И что, на ваш взгляд, опаснее: легочные осложнения или тромботические последствия.

Сергей Авдеев: Тут не надо бороться за первенство. Одно из самых простых тому объяснений. Легкие – это ворота для входа инфекции. И потому среди всех осложнений первенствуют вирусная пневмония и дыхательная недостаточность.

И что делать? Что делать человеку, который этим страдает в двадцать лет? Что делать человеку, которому далеко за шестьдесят? Что делать тому, у кого нет хронических заболеваний? Что делать тому, у кого таковые имеют место быть?

Сергей Авдеев: Сложнейший вопрос, и очень сложный для профессионала. Опасны все осложнения. Не стоит надеяться на собственные силы и заниматься самолечением. Необходимо проконсультироваться с врачом, имеющим знания и опыт ведения подобных состояний. Он подскажет и место лечения: в домашних условиях, в палате стационара или в отделении реанимации. В зависимости от места лечения программы терапии довольно сильно различаются. Например, на догоспитальном этапе мы вряд ли сможем обеспечить пациента кислородотерапией. И не надо забывать о том, что в условиях стационара мы можем постоянно наблюдать за состоянием пациента, которое меняется с такой быстротой, что лучше отслеживать его с помощью специальных приборов, которые используются только в стационаре.

С этим совершенно согласна. Меня беспокоит иное. Таких стационаров достаточно? Каждому, кому требуется такое динамическое наблюдение, оно будет обеспечено?

Сергей Авдеев: Отныне ваш вопрос не на засыпку. Потому что по большому счету нашей службе здоровья удалось его почти решить. Число коек в ковидных госпиталях учитывает текущую эпидемиологическую обстановку. Хотя на пике второй волны в некоторых регионах мы ощущали нехватку мест в стационарах.

А сейчас какая у нас волна? Мы обречены на всю оставшуюся жизнь переходить от одной волны к другой?

Сергей Авдеев: Все зависит от нас. А именно от всех тех, кто решает вопрос: сделать или не сделать прививку? Соблюдать или не соблюдать элементарные гигиенические правила? Вы упрекнете меня в пропаганде прописных истин? Они действительно прописные. Но не все им следуют. Потому еще раз: без вакцинации нам не удастся полностью справиться с ковидом.

Возьмем случай. Человек переболел, человек прошел вакцинацию. Его легкие в полном порядке?

Сергей Авдеев: В подавляющем большинстве случаев – да. Хотя наблюдение все равно требуется. Может, нет необходимости в приеме каких-то препаратов. Но необходимость дышать свежим воздухом, не курить, не придаваться шашлычным и водочным возлияниям, которыми традиционно сопровождается российское лето…

Поверьте специалисту: я слушаю дыхание легких почти 30 лет. И знаю: оно требует особенного, бережного отношения. Я даже готов попугать вас. Среди тяжелейших онкологических заболеваний у мужчин первенствует не только рак простаты, но и легких. И представительницы слабого пола не уступают мужчинам: у них первенствуют онкозаболевания не только молочной железы, половых органов, но и легких.

Ковид просто заставляет нас задуматься о вредных привычках. Таких как курение сигарет или модных ныне вейпов, которые, кстати, могут оказаться вреднее обычных. Сейчас в стране предложена комплексная программа диспансеризации, которая направлена в том числе и на выявление ранних легочных проблем, их своевременную диагностику.

При той же диспансеризации надо обязательно пройти рентгеновское исследование. Я не о том, везде ли есть возможность его проведения. Я о том, что проведение его абсолютно безопасно для нас? Вы же не станете отрицать, что такое исследование весьма и весьма популярно. А в последнее время популярность приобретает КТ, которое не безопаснее, чем тот же рентген. Сколько раз в год можно проходить КТ без вреда для здоровья?

Сергей Авдеев: Рентгенография и КТ далеко не всегда обязательная часть обследования пациентов с респираторными проблемами. Есть другие важные методы. Такие, как оценка функции дыхания и пульсоксиметрия. Но рентгенография и КТ – безопасные процедуры по той простой причине, что современное рентгеновское оборудование и КТ заметно отличаются от приборов старого поколения.

А старая методика послушать легкие с помощью фонендоскопа? Или просто врачу приложиться ухом к легочной зоне пациента? Это кануло в вечность? Все заменяют цифра и искусственный интеллект? Конкретно своим студентам вы наглядно демонстрируете, как можно с помощью фонендоскопа распознать сбои в работе легких?

Сергей Авдеев: Конечно, выслушивание легких (аускультация) – по-прежнему важнейший метод, используемый клиницистами. Отказываться от него нельзя даже при наличии другого современного оборудования. Несмотря на то что с момента открытия аускультации прошло более 200 лет, сегодня эта методика получает второе рождение, особенно в наше время, отягощенное ковидом.

Мы с вами разговариваем в четверг. В Красноярск вы летите на пятницу и субботу. Не жалко жертвовать субботним отдыхом?

Сергей Авдеев: Врачам легче собираться по субботам. Да, надо пять часов лететь в Красноярск и еще столько же для возвращения провести в самолете. Но это не потерянное время. Общение коллег очень важно.

Первый медуниверситет буквально с ходу при появлении ковидной инфекции организовал ковидный госпиталь на 2000 коек практически во всех своих подразделениях. Часть этого госпиталя функционирует до сих пор в районе Хамовников. Туда госпитализируются люди с различными хроническими заболеваниями и без оных, но при наличии ковида. И вы по-прежнему каждый день посещаете красную зону?

Сергей Авдеев: Не вижу в этом ничего особенного, тем более чего-то из ряда вон. Это наша повседневная работа, к которой мы успели привыкнуть.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

три + семнадцать =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.