Путешествия
Новости турбизнеса, статьи, советы, видеобзоры, экскурсии на сайте https://protuor.ru

Попова: чтобы остановить вирус, лучше привиться и оставаться в родной стране

0
Отдых в Анапе с детьми 728х90

Насколько велика опасность распространения зарубежных мутантных штаммов COVID-19 в России, выявлены ли в нашей стране свои «национальные» потенциально опасные варианты, почему прививку коронавируса лучше сделать весной, а также о том, какие уроки вынесли эпидемиологи из года борьбы с ковидом, в интервью «Известиям» рассказала руководитель Роспотребнадзора, главный государственный санитарный врач России Анна Попова.

— Чего удалось достичь за год борьбы с вирусом?

— На самом деле прошло уже больше года с того момента, как мы узнали о вирусе и, главное, о его пандемическом потенциале. Получено много уроков, приобретено много новых знаний и умений. Но главное — мы научились работать все вместе, как единое целое. Это очень важно. Консолидация всех сил в российском обществе показала, что при таком взаимодействии мы безусловно успешны.

— Сейчас на первый план вышла информация о новых мутантных штаммах — британском, южноафриканском, бразильском. Как идет работа со штаммами в целом и с их изменчивыми вариантами в частности?

— Все вирусы обладают свойством изменчивости. И, конечно, когда стало понятно, что нетипичное течение пневмонии связано именно с вирусом, мы включили свою систему мониторинга изменчивости возбудителя. В рамках его изучения мы проводим сиквенс (определение последовательностей геномов. — «Известия») материалов, которые собираем на всей территории России. А вертикально интегрированная система Роспотребнадзора позволяет нам быстро организовывать такую работу.

С начала прошлого года эта работа ведется постоянно во всех 85 субъектах. Расшифровано несколько тысяч вариантов нового коронавируса. Но ученые во всем мире считают, что они не имеют большого эпидемиологического значения. Однако перед Новым годом, когда появилась информация о британском штамме, который считается более контагиозным (заразным. — «Известия»), мы усилили мониторинг. Не только количественно, но и несколько изменили критерии по отбору того материала, который нужно секвенировать. И у нас теперь двухэтапная оценка: сначала мы проводим ПЦР-исследование, и те пробы, которые представляют для нас интерес, секвенируем.

Буквально на днях вышло постановление правительства, которое определило, что все лаборатории РФ, которые занимаются сиквенсом нового коронавируса, должны выкладывать свои результаты на специально созданном информационном портале, который базируется на информационном ресурсе ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора. Таким образом, мы одномоментно расширили количество наблюдений за счет тех исследований, которые проводятся в других лабораториях. Это дает покрытие по всей стране, а двухэтапность проведения тестирования и вовлечение всех лабораторий, которые этим занимаются в России, позволяет нам сегодня контролировать ситуацию.

— Насколько велика опасность распространения штаммов-мутантов в РФ?

— На данный момент в России выделен 81 образец британского штамма и шесть южноафриканского. Это говорит о том, что мы все-таки контактируем с другими странами мира, все эти случаи — завозные. Распространение этих штаммов сегодня велико в Европе, Азии, на южноамериканском и, конечно, африканском континенте. Сегодня в мире регистрируется всё возрастающее количество случаев заражения именно этими штаммами.

— Это говорит о том, что процесс уже не остановить?

— Это может говорить о том, что для остановки распространения вируса сегодня лучше оставаться в родной стране. Если в ряде европейских стран 60–70% всех находок — это именно британский штамм, то у нас пока он распространен очень мало. Благодаря нашим ограничительным мерам противодействия инфекции внутри страны и на въездах в нее. Поэтому сегодня за пределы страны без необходимости лучше не выезжать.

— Есть ли в России какие-либо еще неопознанные в мире, но потенциально опасные штаммы?

— Да, на территории России сегодня мы видим те штаммы, которые имеют иные мутации. Но для того чтобы оценить их эпидемиологическую значимость, необходимы дальнейшие исследования, которые мы и проводим. Пока оснований для каких-то опасений нет.

— Можно ли говорить о каком-то специфическом российском штамме?

— Мои коллеги и я — не сторонники называть какой-либо штамм российским. Если говорить о том же британском варианте, то он был описан еще в сентябре прошедшего года, а название «британский» получил в конце 2020-го. И скорее по политическим, чем по медицинским причинам. Я не вижу особого смысла в том, чтобы каждой мутации давать собственное имя.

— Могут ли люди, которые уже переболели, в случае завоза этих штаммов в Россию, заразиться ими повторно?

— Пока однозначного ответа нет. Никто не исключает, что вдруг появится вирус, который будет заражать переболевших. Пока же мы видим, что сыворотки переболевших референсным штаммом могут нейтрализовать штамм британский.

— Для каких категорий граждан риск повторного заражения наиболее высок?

— Люди с нарушением иммунной системы в результате болезни, а иногда и в результате какого-то специального лечения всегда более подвержены инфекционным заболеваниям. Не буду перечислять конкретные диагнозы, в любом случае всем, кто имеет какие-то хронические особенности здоровья, лучше себя поберечь от встречи с вирусом и после консультации с врачом защитить себя прививкой.

— Считается, что для создания популяционного иммунитета необходимо, чтобы у 60–70% граждан были антитела к вирусу, то есть они должны переболеть или вакцинироваться. Как у нас с этим обстоят дела? В каких регионах эта цифра уже приближается к необходимой?

— Мне бы хотелось, чтобы роль вакцинации в этом процессе была ведущей. У нас в России противодействие распространению гриппа, кори, краснухи, полиомиелита и дифтерии, столбняка связано именно с тем, что мы вакцинируемся. Найти сегодня человека, у которого иммунитет был бы сформирован в результате болезни из этого перечня, практически невозможно. И это самое правильное.

Конечно, мне бы хотелось, чтобы мы были защищены от всех болезней. Но так, к сожалению, на сегодняшний день сделать невозможно. Поэтому часть населения приобретает иммунитет в результате встречи с живым вирусом. В прошлом году мы провели три этапа исследования, чтобы выявить тех, у кого такой иммунитет сформировался. Мы видим безусловное нарастание удельного веса таких граждан. В среднем до 40% граждан в различных регионах имеют антитела к новой коронавирусной инфекции после контакта с вирусом. Но надо понимать, никто не знает, как будет протекать заболевание после инфицирования. Именно поэтому лучший способ сохранить здоровье и защитить себя — это вакцинация. Реально прекратить его распространение поможет только это.

— Часть исследователей утверждают, что популяционного иммунитета к коронавирусу невозможно достичь в принципе, так как в вирусе есть гены, которые способны этот иммунитет убивать. Что можете сказать насчет такой версии?

— Проблема состоит не в каких-то особенных генах коронавируса, а в том, что есть риск снижения со временем иммунитета, в том числе титров защитных антител, приобретенных после перенесенного заболевания либо после вакцинации. Вирус мутирует. Пока число мутаций затрагивает менее 1% генома, поэтому от него в подавляющем большинстве случаев защищает иммунитет, приобретенный в результате вакцинации.

— Ключевой момент в ускорении этого процесса именно в вакцинации?

— Нужно привиться. Всем, у кого есть такая возможность по состоянию здоровья. Потому что технически такая возможность есть у всех в России, у нас массовая иммунизация. Открыто огромное количество пунктов, где можно сделать прививку. Она абсолютно безопасна. Как процедура ее проведения, так и вакцины, которые производятся в РФ. Нужно себя защитить. Мы идем к лету. У нас растет миграция. Скоро майские праздники, многие захотят поехать в отпуск, отдохнуть компаниями. Во время своего отпуска, конечно же, мы хотим обойтись без ограничений. И для того чтобы запланированный отдых прошел хорошо, успешно, радостно, приносил только удовольствие, нужно сделать прививку сегодня. До 1 июня осталось два месяца — за это время можно сформировать полноценный поствакцинальный иммунитет.

— Есть ли какие-то ограничения, которые можно будет отменить уже буквально на днях, а с какими мы останемся надолго?

— В разных регионах ограничения должны снимать по-разному, в зависимости от эпидситуации. Общее правило: если показатели в субъекте хуже среднероссийских, то, конечно же, ни на какое смягчение идти нельзя. Конечно, всем бы хотелось, и это показывают соцопросы, вернуть массовые мероприятия. Например, «Бессмертный полк», провести парад Победы, первомайские шествия. Но чтобы дойти до этого этапа, надо четко соблюдать все правила. Еще раз повторюсь: сегодня надо прививаться. Потому что как раз к началу мая мы уже будем говорить о формировании иммунитета после прививки.

— Есть ли люди, которые из-за генетических особенностей не болеют коронавирусом? И есть ли такие в нашей стране?

— В популяции небольшое количество людей, которые практически ничем не болеют. Очень подробные исследования проведены в части вируса иммунодефицита человека и возможности его воздействия на организм человека. Было установлено, что около 1% населения (есть отдельные регионы, где этих людей больше) не имеют, так скажем, «замочных скважин» в клетках организма для «ключика», который есть у вируса. И, конечно, мы предполагаем, что для многих инфекций такое возможно. Однако попадаю я в этот 1% или нет, я сегодня не знаю. Поэтому абсолютно всем нужно соблюдать санитарные требования. Только они защищают от вируса. Это маска, чистые руки, чистые поверхности. Ну и, конечно, лучше не посещать места массового скопления людей, в которых можно этот вирус найти.

— Кроме коронавируса остались и другие болезни. Ждать ли роста респираторных заболеваний в апреле этого года? Правда ли, что коронавирус полностью вытеснил грипп в нашей стране?

— Против гриппа мы привили в прошлом году 60% населения. Это рекордное значение. Поэтому вирусы гриппа, которые мы обнаруживали в течение зимнего периода и сейчас, в марте, единичные. Зимой и осенью были относительно распространены вирусы гриппа А, как и положено в сезон. Сейчас это преимущественно вирусы гриппа Б. Но случаев заболевания действительно крайне немного. Это результат двух действий: иммунизации против гриппа большого количества населения и тщательное выполнение рекомендаций по защите от коронавируса. Ведь респираторные вирусы передаются одинаково.

Что касается других инфекций, то если в сентябре люди преимущественно заражались вирусом парагриппа, то сегодня это риновирус, аденовирус, сезонный коронавирус и COVID-19, удельный вес которого снижается.

— Насколько опасен штамм птичьего гриппа A(H5N8), который в феврале этого года сумел преодолеть видовой барьер и перейти от птицы к человеку?

— Здесь очень важно вовремя выявить штамм, чтобы успеть наработать все меры защиты — тест-системы, вакцины и лекарства. Чтобы новые штамм гриппа птиц стал опасным для человека, должно пройти какое-то время. Например, гонконгский грипп как потенциально опасный вирус был определен еще в 1963–1965 годах. Прошло время, и он стал смертоносным. Это естественное развитие возбудителей в природе. И то, что нашим ученым удалось увидеть угрозу до ее реализации, а нашей системе надзора найти патоген и провести все мероприятия, чтобы люди не заболели, — это очень важно. Риск пока еще потенциальный. И мы должны сделать всё, чтобы этот потенциал не был реализован. Это разработка тест-систем, разработка вакцин, усиление мер защиты людей, которые имеют непосредственный контакт с птицей по роду деятельности. Роспотребнадзором уже разработаны специальные методические рекомендации для того, чтобы сильнее защитить людей, которые трудятся на птицефабриках и фермах. А наш ГНЦ ВБ «Вектор» приступил к созданию прототипа тест-системы.

— Какие инфекции, получившие сейчас распространение в мире, россияне и гости страны могут завести в нашу страну после широкого восстановления авиасообщения? Изучает ли Роспотребнадзор вероятность возникновения новых глобальных угроз?

— Риск завоза инфекционных заболеваний есть в любой стране. Ведь сегодня каждый патоген распространяется со скоростью самолета. К наиболее опасным инфекциям в мире относятся малярия, глистные инвазии, лихорадки Денге, Чикунгунья, Зика, желтая лихорадка. К счастью, природных резервуаров для распространения этих инфекций в России нет. Наш санитарно-карантинный контроль следит за каждым пересекающим границу, и завозы этих инфекций исчисляются всего десятками случаев за год. Но мы понимаем, что мир микроорганизмов постоянно будет преподносить человечеству сюрпризы, такова его природа. Год пандемии многому научил нас в плане подходов, методов реагирования, скоростей разработки тест-систем и прототипов вакцин. Наша задача — выставить санитарный щит страны, когда это будет необходимо. Ровно для того, чтобы успеть вовремя увидеть и предупредить дальнейшее развитие тяжелых эпидемиологических ситуаций.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

1 × пять =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.