Путешествия
Новости турбизнеса, статьи, советы, видеобзоры, экскурсии на сайте http://protuor.ru

Мелита Вуйнович: COVID-19 может стать сезонным вирусом

0
Кредиты наличными

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) продолжает выяснять, как появился вирус SARS-CoV-2. На днях миссия ВОЗ прибыла в Ухань, откуда коронавирус, как считается, распространился по миру. В самой ВОЗ нет единого мнения о том, будет ли нынешний год более спокойным или, наоборот, более тяжелым по заболеваемости коронавирусом. Но в том, что пандемия не закончится и вирус никуда не денется, эксперты уверены. Но ждать ли нам хотя бы спада заболеваемости к весне или лету? Много ли удалось узнать за год о вирусе? Не пора ли снимать ограничения, ведь многие из них на практике “не работают”? На эти вопросы в интервью “Российской газете” ответила представитель ВОЗ в России Мелита Вуйнович.

Когда в России может начаться спад заболеваемости?

Мелита Вуйнович: Последние новости о вакцинах вселили в нас надежду, мы начинаем видеть свет в конце туннеля, и этот свет становится все ярче, поскольку все больше стран предпринимают шаги по подготовке к массовой вакцинации или уже начали ее проводить, как, например, Россия. Но мы должны помнить, что, хотя вакцины помогут положить конец пандемии, они не решат всех проблем. Поскольку кризис COVID-19 продолжается, нам все еще необходимо предпринимать все необходимые меры для предотвращения распространения вируса и снижения числа смертей, то есть продолжать практиковать физическое дистанцирование, гигиену рук, респираторный этикет, самоизоляцию и карантин – все то, что обеспечивает нашу безопасность.

Насколько ВОЗ приблизилась к разгадке тайны вируса? Как-то трансформировалась первоначальная версия о том, что вирус перешел от летучих мышей к человеку?

Мелита Вуйнович: Появление нового вируса в человеческой популяции – одна из самых сложных проблем, стоящих перед эпидемиологами. Бактерии и вирусы животного происхождения вызывают целый ряд наиболее распространенных и смертоносных болезней человека. В связи с усилением этой тенденции в последние десятилетия животные, по оценкам экспертов, являются источником примерно 70% новых или возвращающихся возбудителей болезней. На выяснение причин преодоления инфекционной болезнью барьера между животными и человеком могут уйти годы. Однако понимание того, как начинаются эпидемии, имеет решающее значение для предотвращения дальнейших случаев передачи инфекции человеку.

С момента выявления первой группы случаев заболевания атипичной пневмонией (коронавирус относится к атипичной пневмонии) в Ухане в конце 2019 года ВОЗ ведет поиск фактических данных о том, каким образом вирусу удалось изначально совершить скачок от животных к человеку.

С учетом масштабов и сложного характера пандемии COVID-19 для определения одного или более промежуточных хозяев и источника вируса будет необходимо провести ряд всеобъемлющих исследований на территории Китая и других стран. В эти дни международная группа ученых из десяти институтов и стран, включая Россию, начинают миссию в Китай, чтобы вместе со своими китайскими коллегами провести научные исследования происхождения вируса и проанализировать их.

Человек может иметь положительные по результатам тесты ПЦР в течение многих недель после заражения, но это не означает, что он заразен.

Почему этот вирус обладает столь мощной проникающей силой и продолжительностью воздействия? Например, свиной и птичий грипп вспыхнули и затухли.

Мелита Вуйнович: Человеческая популяция раньше не встречалась с SARS-CoV-2, и поэтому оказалась совершенно беззащитной против новой угрозы. Сравнения его с “испанкой” сегодня вполне корректны, а вот с атипичной пневмонией или ближневосточным респираторным синдромом – не вполне (H1N1 остался, а ближневосточный синдром практически исчез). Вирус постепенно адаптируется к человеческой популяции и становится “привычной” сезонной респираторной инфекцией. Возможно, в скором будущем мы узнаем, почему так происходит с одними возбудителями и не происходит с другими.

Не считаете ли вы, что одни из причин массового распространения коронавируса – не правильно подобранная методика тестирования и ограничительные меры?

Мелита Вуйнович: Эффективные ответные меры на COVID-19 включают в себя комплексную стратегию надзора и тестирования. В своих рекомендациях по ответным действиям на COVID-19 ВОЗ указывает соответствующие стратегии эпиднадзора для стран, находящихся на разных стадиях пандемии.

Высокий уровень положительных результатов тестов может указывать на то, что мы упускаем из виду многие случаи, но только этих показателей недостаточно для информирования решений об изменениях в стратегии реагирования, и их следует рассматривать вместе с другими критериями, такими как количество тестов, скорость тестирования, стратегия тестирования, отслеживание контактов, и потенциал системы здравоохранения. Для стран, которые рассматривают возможность отмены мер общественного здравоохранения и социальных мер (например, локдауна), в руководстве ВОЗ изложены ориентировочные критерии тестирования; как правило, не более 5% тестов должны быть положительными, по крайней мере, в течение последних двух недель, при условии, что эпиднадзор за подозреваемыми случаями является всеобъемлющим. Предполагается, что комплексное наблюдение и тестирование подозрительных случаев составляет около 1 человека на 1000 населения в неделю.

Будут ли даны рекомендации отказаться от ПЦР-диагностики?

Мелита Вуйнович: Тесты можно разделить на две категории: те, которые проверяют, инфицирован ли человек сейчас, и те, которые проверяют, был ли человек инфицирован ранее. Несмотря на то, что тесты ПЦР надежны, они требуют значительной лабораторной инфраструктуры и ресурсов, что может быть проблематичным в условиях ограниченных ресурсов. Быстрые тесты на антигены являются многообещающей альтернативой, поскольку они дешевле, быстрее и проще в проведении. Однако их надежность варьируется. ВОЗ выпустила руководство по их использованию и предоставила список использования в чрезвычайных ситуациях.

Человек может иметь положительные по результатам тесты ПЦР в течение многих недель после заражения. Это не обязательно означает, что он заразен. Чтобы быть заразным, надо распространять живой вирус. Согласно предварительным исследованиям, большинство пациентов заразны в течение 8-9 дней после появления симптомов, хотя инфекционный период может быть дольше у пациентов, которые тяжело больны.

Рекомендация ВОЗ о периоде карантина в 14 дней основана на имеющейся информации об инкубационном периоде. Средний инкубационный период составляет 5-6 дней с верхней границей в четырнадцать дней.

Сейчас появляются данные о мутации коронавируса. Почему не надо переделывать вакцины от коронавируса?

Мелита Вуйнович: Великобритания сообщила, что новый штамм более заразен, но сведений о том, что он вызывает более тяжелое заболевание или созданные вакцины против него менее эффективны, пока нет. Сейчас новый вариант определяется наличием 14 мутаций, некоторые из которых могут повлиять на степень контагиозности вируса, то есть способности передаваться от больного к здоровому человеку или тяжести заболевания. По состоянию на 5 января 2021 года помимо Великобритании, еще 40 стран сообщили о случаях VOC 202012/01 (британского штамма коронавируса). ВОЗ призывает все страны усилить тестирование и секвенирование вируса для эффективного отслеживания любых изменений и реагирования на них.

Исходя из того, что все новые штаммы коронавируса первично были выявлены существующими тест-системами (ПЦР), можно сделать заключение, что эти тест-системы “работают” в отношении мутировавшего вируса. Данных о том, что созданные вакцины не защищают от нового штамма, пока нет. Время покажет. Хороший пример – вакцина против кори (независимо от производителя и использованного производственного штамма) защищает от всех известных 22 генотипов вируса кори.

Сколько сохраняются антитела после заболевания?

Мелита Вуйнович: Текущее понимание иммунного ответа на COVID-19 состоит в том, что у большинства инфицированных людей иммунный ответ развивается в течение нескольких недель после заражения. Нет точной информации о том, насколько сильны эти антитела и как долго действуют. Имеющиеся сведения показывают, что иммунный ответ может сохраняться в течение нескольких месяцев. Поскольку это новое заболевание, исследования продолжаются, и наши знания будут дополняться.

Сколько сейчас в мире официально подтвержденных случаев повторного инфицирования COVID-19?

Мелита Вуйнович: Когда речь идет о “повторном” заболевании COVID-19, то сразу должен возникать вопрос – действительно ли это был COVID-19 или это ошибка диагностики? Однозначно ответить на эти вопросы пока очень трудно (нужны сертифицированные референс-тесты и повторные исследования). Пока трудно говорить о статистике повторных заболеваний.

Есть ли предпосылки к тому, что COVID-19 станет сезонным заболеванием? А если станет, то будут ли ослабевать его поражающие способности?

Мелита Вуйнович: Предпосылки есть, но для однозначного ответа надо понаблюдать несколько сезонов. Чтобы рассмотреть возможность устранения или искоренения COVID-19, надо посмотреть, как долго вакцины обеспечивают иммунитет и насколько эффективны программы вакцинации для достижения высокого иммунитета.

Но даже наличие высокоэффективной вакцины не гарантирует, что мы сможем полностью уничтожить или искоренить вирус. Вероятный сценарий в контексте эффективной глобальной программы вакцинации состоит в том, что в будущем вирус станет эндемическим вирусом с низким уровнем угрозы.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

семнадцать − 1 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.