Путешествия
Новости турбизнеса, статьи, советы, видеобзоры, экскурсии на сайте http://protuor.ru

Руководитель исследования вакцины «Спутник V» на возрастной группе — о самочувствии участников испытаний и реакции людей 60+ на препарат

0
Кредиты наличными

Ни у одного участника испытаний вакцины от коронавируса «Спутник V» на возрастной группе 60+ не проявилось побочных эффектов. Об этом в интервью «Известиям» заявил руководитель клинического исследования, главный кардиолог управления делами президента, главный исследователь Центральной клинической больницы Никита Ломакин.

Первую дозу вакцины в рамках испытаний в этой возрастной группе 28 октября получили 28 человек, все они находятся под наблюдением в стационаре. Вторая группа добровольцев подключится к программе в ближайшее воскресенье. При этом желающих поучаствовать в исследовании еще набирают. Никита Ломакин также рассказал «Известиям» о том, чем отличается реакция на вакцину у пациентов категории 60+, кто попал в первую группу, что их мотивировало и какие вопросы больше всего волнуют ученых в отношении нового препарата.

Интересные наблюдения

— Клинические исследования вакцины «Спутник V» на людях старших групп проводятся только в ЦКБ?

— Да, только у нас. ЦКБ — экспертный центр по проведению клинических исследований. Мы с середины 2000-х годов участвуем в клинических исследованиях по онкологии, по сердечно-сосудистой медицине.

К моменту начала ковидной инфекции у нас было проведено более 40 российских и международных клинических исследований. Когда началась пандемия, мы первыми вступили в эту научную работу. У нас накопился максимальный опыт — видимо, поэтому нам доверили проводить это исследование. Оно стартовало в начале прошлой недели. 

Первая группа участников прошла скрининг в прошлый четверг, госпитализирована в воскресенье, а 28 октября она получила дозу вакцины. В исследования планируется включить 110 человек, сейчас госпитализированы 28.

— Все 110 добровольцев уже набраны? 

— Нет, группа еще формируется. Несмотря на то что мы ведомственное учреждение, в рамках исследования мы открыты, поэтому любой желающий может обратиться к нам, пока есть место.

— Как производится отбор участников?

— В соответствии с критериями клинического исследования, которое зарегистрировано в Министерстве здравоохранения РФ. Критерии, по которым мы отсеиваем: люди с онкологическими заболеваниями, пациенты, которые получают онкопрепараты, иммуносупрессивную терапию, больные вирусными гепатитами и пациенты, которые в течение года перенесли острый инфаркт или острый инсульт. Естественно, исключаются из исследования больные с аллергическими реакциями. А вот люди с сахарным диабетом и другими системными заболеваниями допускаются.

— Расскажите о первой группе. Сколько в ней мужчин и женщин, с какими хроническими заболеваниями, какой разброс по возрасту? 

— Точную статистику по гендерному составу не скажу. Все старше 60 лет, самый пожилой пока человек в группе — 82-летний. Но ожидаются пациенты и старше этого возраста — они попадут в следующую когорту. Есть больные сахарным диабетом, гипертонией, больные с хронической почечной недостаточностью — это патологии, которые присущи пожилому возрасту.

— Как люди перенесли введение первой вакцины?

— Очень интересные наблюдения за первые 24 часа. В младшей возрастной группе, которая уже исследовалась, в большинстве случаев в первые 24–49 часов после введения первой дозы вакцины было характерно предгриппозное состояние и повышение температуры. Ни у одного участника исследований старшей возрастной группы из тех, кто 28 октября получил вакцину, этих реакций отмечено не было. Это говорит о том, что у людей старшей возрастной группы иммунная система немного супрессирована — это характерно для пожилых людей, поэтому они так ярко не реагируют. И это очень хороший факт.

— Но какие-то проявления всё же были? 

— Никаких проявлений мы не отметили, по крайней мере у первой группы больных. Ни кожных реакций, ни повышения температуры, ни преморбидного (предгриппозного) фона.

— Обычно побочные эффекты возникают в первые сутки или могут быть отсроченными? 

— Описано, что 99% приходится на первые 48 часов и в основном на первые 24 часа.

— Участники исследования пока находятся в стационаре?

— Да. Протокол исследования предполагает, что из соображений безопасности больные госпитализируются дважды: в первый раз на шесть дней — этот период уже идет. Затем они выписываются из стационара и через две недели опять госпитализируются уже на три дня для введения второй дозы вакцины.

В течение полугода эти больные проверяются: они будут приходить в больницу, с ними будут контактировать по телефону. У них возьмут разные анализы крови (очень большая панель), чтобы выяснить некоторые вопросы и с точки зрения безопасности, и с научной стороны.

— Если у них возникнут какие-то проблемы со здоровьем, это тоже будет ваша забота? 

— В соответствии с действующим законодательством, все пациенты, которые принимают участие в любых клинических исследованиях, получают дополнительную страховку на случай возникновения нежелательных событий. Если они возникнут и будут связаны с использованием вакцины, пациенты по этой страховке бесплатно получат всю необходимую медицинскую помощь. Я думаю, что до этого не дойдет.

Без плацебо

— Когда вы ожидаете вторую группу? 

— Сегодня и завтра мы их скринируем: забираем анализы крови, убеждаемся, что люди подходят для этого исследования. Всех, кто прошел скрининг, мы 1 ноября госпитализируем. А еще через неделю последует третья группа.

— Сколько человек во второй группе? 

— Завтра или послезавтра мы это поймем. Нам необходимо набрать всего 110 пациентов, поэтому будет от 25 до 40 человек.

— Предыдущие исследования вакцины от коронавируса тоже проходили у вас? 

— Нет. У нас проходило большинство клинических исследований по этиотропной и патогенетической терапии — это препараты фавипиравир, ремдесивир, левилимаб, элотузумаб и так далее. В исследовании вакцины мы принимаем участие впервые.

— Сейчас проводится двойное слепое исследование и часть его участников получит плацебо?

— Нет. В отношении вакцины «Спутник V» проходят два исследования. Одно — исследование третьей фазы, которая предполагает включение большого количества людей, — проходит в других стационарах. Там половина пациентов получает «пустышку», а половина — исследуемый препарат. В нашем исследовании все будут получать препарат.

— Когда можно будет говорить о предварительных результатах этого исследования?

— Мы сможем сделать предварительные выводы, когда наступит 42-й день. Потому что на основе предыдущих исследований есть все основания полагать, что в эффективности и безопасности терапии можно убедиться уже к 42-му дню. Но формально исследование продлится 180 дней и закончится где-то весной.

В ней нет вируса

— Вы общаетесь с участниками исследования? Что они рассказывают о том, почему решились на этот шаг?

— Конечно, общаюсь. Эта история абсолютно добровольная. Но я считаю, что это нормальная реакция здорового человека со здоровой психикой, когда существует возможность до момента поступления препарата в обиход получить пользу от вакцинации — в данном случае при существующей огромной угрозе заражения коронавирусной инфекцией.

— Что их мотивирует? 

— Часть из них — медработники. Это люди, которые своими глазами видят осложнения от коронавирусной инфекции и, к сожалению, иногда смертельные исходы. Многие из этих людей имеют высшее образование, их эрудиции достаточно для того, чтобы принять правильное взвешенное решение. Слава Богу, что есть такие люди, которые правильно реагируют.

— А кто они по профессиональному составу? 

— Есть люди из научного сообщества, есть врачи, физики, математики — совершенно разный состав. Некоторые госпитализируются семейными парами, мы их кладем в одну палату.

Две недели назад вышла замечательная американская статья, где коллеги из США обсуждают все существующие вакцины, которые дошли до этапа клинических испытаний. В том числе обсуждается вакцина института Гамалеи «Спутник V». Американские коллеги говорят о том, что наша вакцина по технологическому подходу к ее производству теоретически — пока это не доказано — выгодно отличается от других существующих.

— В чем это отличие?

— Мы видим по промежуточным результатам уже проведенных исследований, и это исходит из самого механизма производства этой вакцины, что, вероятнее всего, она будет одной из самых безопасных. В ней нет вируса, а если нет вируса, фактически сводится к нулю риск получить разного рода осложнения: аллергические реакции или гиперергическую реакцию организма, иммунной системы. Мы не вводим чужеродных белков, из-за которых возникает риск развития аллергической реакции.

Суть вакцины в следующем: это аденовирусный вектор, некая платформа, похожая на аденовирус, который существует в природе, с которым мы регулярно, ежесезонно много-много лет сталкиваемся. Для нас это обычная история. В этот аденовирусный вектор встроен ген, который кодирует белок.

В организме этот ген попадает внутрь клетки и начинает продуцировать белок, который похож на белок коронавируса, а в ответ на него вырабатывается антитело. Фактически всё происходит в более или менее живом виде и внутри организма человека. Это говорит о том, что, вероятно, вакцина будет иметь высокий профиль безопасности, но эффективность, конечно, предстоит доказать.

Три задачи

— И всё же чего вы опасаетесь — каких реакций, каких возможных побочных эффектов?

— Сказать, что мы ожидаем чего-то, нельзя. У нас есть задачи. Первая — оценить, какой будет титр вирус-нейтрализующих антител, то есть насколько эта вакцина будет эффективна. Второй важный момент — как долго продержится титр этих антител. Третье — каковы будут риски развития нежелательных явлений, к которым относятся местные реакции: кожные, аллергические и разного рода другие нежелательные явления. Естественно, будут регистрироваться и серьезные нежелательные явления, но, насколько мне известно, на сегодняшний момент пока во всех исследованиях этой вакцины не было зарегистрировано ни одного.

— Вакцина исследуется не так давно, возможно, нежелательные последствия будут сильно отсроченными. 

— В жизни всё возможно. Для этого и проводятся исследования. С другой стороны, в медицине без клинических испытаний невозможно. Нет ни одного метода или методики, которые пришли в медицину без этого этапа, кроме, может быть, гомеопатии какой-нибудь. Самое главное, что уже многократно отмечалось, — у популяции пациентов, которые принимают участие в клинических исследованиях — не в отдельных конкретных, а в целом в исследованиях, — достоверно более благоприятные исходы и прогноз, чем у пациентов, которые не участвуют в исследованиях. Клинические центры, которые принимают участие в испытаниях, достоверно имеют ниже смертность, чем центры, которые не делают этого.

— Как можно это логически объяснить? 

— Очень просто. К моменту, когда любой препарат, предмет исследования, доходит до испытания на людях, он проходит большое количество других исследований: в пробирке, на животных моделях — сначала на грызунах, потом на приматах. Потом проходят исследования на добровольцах, которые ничем не болеют, им просто этот препарат вводят в разных дозах. И потом он уже приходит к больным, которые страдают чем-то или нуждаются в профилактике. 

Степень обеспечения безопасности такого протокола во всем мире настолько высока, что на третьих фазах исследований препараты, скорее всего, будут эффективны, и пациенты раньше других начинают получать более эффективную терапию.

Самый важный момент: в рамках клинических исследований выполняется такой объем мониторинга пациентов, что это многократно превосходит реальную клиническую практику. И поэтому вероятность наступления нежелательных явлений значительно ниже.

Длительность действия

— Вы сами этой вакциной прививались? 

— Я не прививался, потому что переболел в августе. К сожалению, гуморальный иммунитет очень нестойкий. Почти все переболевшие COVID в ближайшие 3–5 месяцев полностью теряют гуморальный иммунитет, имеют высокий риск повторного заражения. Поэтому я планирую получить эту вакцину, когда это будет возможно для моей возрастной популяции.

— Где гарантия, что вакцина даст нам большую устойчивость, чем болезнь, обычно же в природе наоборот? 

— Суть данной вакцины в том, что она вводится в два этапа. И вводится не сам белок, на который вырабатываются антитела, а ген. Этот белок начинает продуцироваться в организме в течение какого-то относительно длительного периода. Это мое мнение, ничем пока не доказанное: я думаю, что в какой-то определенный период, наверное, эффективность вакцины будет снижаться, но я не думаю, что стоит задача обеспечить пациента пожизненным иммунитетом. Не надо забывать, что от вируса гриппа мы прививаемся каждый год, поэтому ничего особенного в этом нет.

— На ваш взгляд, чего больше стоит опасаться — побочных эффектов от этой вакцины или того, что она окажется недостаточно действенной? 

— Делать прогноз в клинических исследованиях — неблагодарное дело. Мое предположение заключается в том, что скорее нам нужно пристальнее смотреть на длительность действия этой вакцины, чем на вопросы безопасности. Документы, с которыми я ознакомился до начала испытаний, — а это весь пул исследований, который был проведен по аденовирусному вектору, — достаточно убедительно говорят о высокой безопасности этой вакцины, но утверждать что-то можно после получения результатов исследований.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

четырнадцать + 15 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.