Путешествия
Новости турбизнеса, статьи, советы, видеобзоры, экскурсии на сайте http://protuor.ru

Уролог из Горно-Алтайска рассказал, как стал инфекционистом

0
Aliexpress WW

Врач-уролог из Горно-Алтайска Канат Елюбаев во время пандемии сам вызвался перейти в инфекционное отделение, чтобы лечить заболевших коронавирусом. В рамках специального проекта РИА Новости и сайта стопкоронавирус.рф «Вирус, который мы победим вместе. Истории врачей» он рассказал, как врачи Горного Алтая готовились к борьбе с коронавирусом и почему многие пациенты не верят в свой диагноз.

Последний рубеж

Канат Елюбаев – молодой специалист Алтайской республиканской больницы. Вслед за сестрой, окончившей педиатрический факультет, он выбрал профессию медика, окончил ординатуру по специальности урология и получил работу в Республиканской больнице в Горно-Алтайске.

«Сейчас у меня стаж работы по специальности — пять лет. Вообще у нас город небольшой, население республики чуть больше 200 тысяч человек, а население города где-то 70-80 тысяч. И у нас одно урологическое отделение на всю республику, поэтому объем работы достаточно большой», — рассказывает Елюбаев.

Маленькая республика стала последней территорией России, на которую проник коронавирус. Как говорит Канат Елюбаев, у врачей здесь было время изучить опыт коллег из других регионов и тщательно подготовиться к борьбе с инфекцией. Хотя многие – и он сам – до последнего надеялись, что коронавирус обойдет Республику Алтай стороной.

«И все же у нас туристический город, здесь туризм очень развит, кроме того, многие уезжают – те же студенты, многие работают в крупных городах и возвращаются на родину. Поэтому иллюзий не было — мы хоть и надеялись, но готовились по полной программе», — вспоминает Канат Серикович.

Смена специализации

Отделение для больных коронавирусом было решено открыть на базе хирургического корпуса детской больницы, туда стали привлекать специалистов разных профилей. Канат Серикович сам вызвался перейти в новое отделение – решающими аргументами стали профессиональный интерес и долг врача.

«И лор-врачи у нас работают, и хирурги. По сути мы были перепрофилированы в инфекционистов — наш университет открыл для нас специальные курсы, мы прошли обучение именно по коронавирусной инфекции, получили временный сертификат, по нему мы имеем право работать в качестве инфекционистов», — поясняет алтайский доктор и смеется: когда проходил инфекционные болезни, будучи студентом, не задумывался, что когда-нибудь придется с ними иметь дело.

Сегодня он работает в инфекционном госпитале посменно, чередуясь с другими коллегами: шесть часов работа – двенадцать отдых, причем, как и во всех ковидных госпиталях, отдыхать приходится в общежитии, где живут только медики, контактирующие с коронавирусными пациентами.

«Я хотя и уролог, но когда появляется нехватка специалистов, здесь уже начинаешь задумываться, что не нужно оставаться в стороне. Это же временное явление — можно принять вызов, поработать, что-то новое для себя открыть. Себя с новой стороны узнать», — поясняет Канат Елюбаев.

Врач-уролог республиканской больницы Горно-Алтайска Канат Елюбаев с коллегами

Только работа и работа

Молодого врача удивило, что многие пациенты, у которых коронавирусная инфекция протекала бессимптомно, вообще отказывались верить в то, что больны – требовали отпустить их домой, задавали массу «каверзных» вопросов, настаивали, что их ничего не беспокоит, и их место уж никак не на больничной койке.

«Многие просто не владеют информацией. Большинство, конечно, отрицают наличие у них этого вируса за отсутствием симптомов. Но, тем не менее, приходится с ними общаться по-новому, как-то их убеждать. Мы говорим, что инфекция опасна тем, что протекает бессимптомно, могут развиваться осложнения, в том числе пневмония, и никаких симптомов она может не давать», — поясняет Канат Серикович.

Он вспоминает одного пациента, который неделю не обращался к врачам, принимая коронавирус за банальную простуду. Анализ подтвердил двустороннюю пневмонию. Этого пациента врачам удалось спасти, но и сегодня они продолжают наблюдать ситуации, когда больным становится значительно хуже буквально в считанные часы.

Особо тяжелых случаев в их госпитале удалось избежать, врачи круглосуточно находятся с пациентами, одна бригада сменяет другую.

«Мы живем в гостинице, для нас выделены гостиница и общежитие, которые находятся вблизи корпуса. Двенадцать часов в среднем отдыхаем, потом шесть часов работа. Непрерывно идет работа в госпитале, там пациенты находятся под круглосуточным наблюдением. И благодаря такой организации мы имеем меньше контакта с пациентами по количеству времени и меньше вирусной нагрузки», — рассказал доктор.

И все же даже такое «комфортное» положение по сравнению с другими больницами, в которых врачи находятся на дежурстве круглые сутки, не позволяет медикам жить полноценной жизнью, как они привыкли: «только работа и работа», отмечает Канат Серикович.

«Уже с 23 апреля я так работаю. Действительно, сложно в том плане, что привычная жизнь нарушена, невозможно покинуть общежитие, куда-то выйти — мы ограничены в посещении мест, встречах со своей семьей, родственниками, друзьями. И все равно, когда мы идем на эту работу, есть волнение, страх, что в любой момент можно получить инфекцию. Все отдают себе отчет в том, что они рискуют здоровьем, рискуют жизнью, но тем не менее никто не отказывается», — говорит врач.

Шампунь для очков

У самого Каната Сериковича родители остались в Казахстане, теперь границы закрыты, что только усиливает волнение разделенной семьи. Переживают за него и сестра-доктор, и молодая супруга, с которой врач видится в лучшем случае на расстоянии. Еще хуже, говорит он, тем, у кого дома остались маленькие дети, и неизвестно, когда им удастся встретиться.

Фото из личного архива Каната Елюбаева

При этом, по словам Елюбаева, коллеги, которых за последние недели у него заметно прибавилось, не теряют присутствие духа, подбадривают друг друга, шутят и стараются скрывать накопившуюся усталость. Отмечает он и то, что для врачей в клинике созданы все условия – не приходится отвлекаться на мелочи, хватает средств защиты для медиков, коек и аппаратов ИВЛ для больных.

Пришлось молодому урологу научиться надевать противочумный костюм – этот навык до автоматизма представители его специальности не отрабатывают. Поначалу, вспоминает Канат Серикович, было очень неудобно.

«Шесть часов в таких костюмах работать тяжело, утомительно, потому что нельзя воды попить, нельзя прикасаться лишний раз к лицу, поправить маску, респиратор, поэтому приходится терпеть. Когда очки запотевали, мы сначала пользовались разными антизапотевающими жидкостями, но самое лучшее средство на последний момент — это обычный шампунь или гель для душа – капнуть на очки и хорошенько протереть», — делится доктор медицинским «лайфхаком».

«У нас, видимо, привито еще со студенчества, что мы должны помогать пациентам, с какими бы они болезнями не поступили. Это наш долг. Сегодня мы все столкнулись с одной инфекцией, с которой придется бороться и дальше. В своих коллегах я не вижу страха, и это дает силы», — уверяет Елюбаев.

Он надеется, что к июлю ситуация стабилизируется, и ему удастся вернуться к семье и к привычному образу жизни, поехать за город и полюбоваться алтайскими красотами, подышать свежим воздухом, насладиться тишиной и покоем. Но это только после обязательного двухнедельного карантина в гостинице, во время которого доктор планирует повышать свою квалификацию.

«Мне кажется, что в сознании людей за время этой пандемии что-то поменялось. Мы стали задумываться о том, насколько зависимы от социальной жизни, от людей. Оказалось, что сложно находиться на самоизоляции, ну и, конечно, стали больше обращать внимание на свое здоровье, чаще мыть руки, активно носить маски. Наверное, это сохранится и после пандемии», — считает молодой медик.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

6 − 4 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.