Путешествия
Новости турбизнеса, статьи, советы, видеобзоры, экскурсии на сайте https://protuor.ru

Великие на изоляции: акция #писательдома объединила более 40 литмузеев

0
Отдых в Анапе с детьми 728х90

На своих страницах в соцсетях почти полсотни литературных музеев, домов-музеев, музеев-заповедников, квартир и усадеб делятся архивными записями о жизни классиков в домашнем заточении, рассказывая, как любимые авторы переживали вынужденную или добровольную изоляцию.

Россия не в первый раз столкнулась с карантином в связи с эпидемией: в XIX-XX веках современникам тоже приходилось самоизолироваться от таких инфекций, как холера, оспа, тиф, испанский грипп и даже чума. Известные русские писатели не исключение. Как проводили время в карантине и чем занимали себя в изоляции классики, рассказывает проект #писательдома, организованный РЕШ и Литературным музеем при поддержке портала ГодЛитературы.РФ.
“Как приятно сидеть дома, когда по крыше стучит дождь и когда знаешь, что в доме твоем нет тяжелых скучных людей”, — писал Антон Павлович Чехов.

Взяв эстафету первым, Государственный музей истории российской литературы имени В. И. Даля передал ее Дому-музею Марины Цветаевой, и так один за одним к онлайн-проекту присоединились литературные музеи по всей России, отметив одноименный хештег в своих аккаунтах в соцсетях.

“…Я в Болдине писал, как давно уже не писал…”

Одним из первых в Ленинградской области в акции принял участие музей “Дом станционного смотрителя”. Он обратил внимание на то, что одноименная повесть была написана А. С. Пушкиным в 1830 году, когда он находился в изоляции в селе Болдино. Тогда трехмесячный карантин, объявленный в России из-за вспышки холеры, застал Александра Сергеевича во время его поездки в усадьбу и спутал все планы.

Как рассказывает на своих страницах в соцсетях музей, в Болдино Пушкин общался в основном с крестьянами, изучал их язык и наречие. Иногда он выбирался к княгине Голицыной, чтобы узнать свежие новости о карантине, за что его ругала невеста. Скромный болдинский быт в письмах к Наталье Гончаровой он описывает так: “Просыпаюсь в семь часов, пью кофей и лежу до трех часов. <...> Недавно расписался и уже написал пропасть. В три часа сажусь верхом, в пять в ванну и потом обедаю картофелем да грешневой кашей. До девяти часов — читаю. Вот тебе мой день, и все на одно лицо”.

Тем не менее этот период жизни оказался одним из самых плодотворных в творчестве поэта. Именно там Пушкин написал 32 стихотворения, цикл рассказов “Повести покойного Ивана Петровича Белкина”, “Маленькие трагедии”, “Сказку о попе и работнике его Балде”, серию публицистических статей о состоянии критики для “Литературной газеты”, тогда же был закончен “Евгений Онегин”.

“…Хандра хуже холеры, одна убивает только тело, другая убивает душу… Вздор, душа моя; не хандри — холера на днях пройдет, были бы мы живы, будем когда-нибудь и веселы”, — добавляет к истории строки А. С. Пушкина в письме критику и поэту П. Плетневу в своем посте музей “Домик няни А. С. Пушкина”.

Музей-усадьба “Остафьево”, в свою очередь, рассказывая о карантине из-за вспышки холеры, подключился к акции серией публикаций “Князь Петр Андреевич Вяземский “на удаленке”. В 1830 году поэт был вынужден самоизолироваться в своей усадьбе в Остафьево. Узнав, что инфекция уже вовсю бушевала в Москве, князь решил переждать эпидемию в деревне, запасшись пиявками, хлором, лекарствами и фельдшером.

Несмотря на то что поэта и после приезда в тихое Остафьево не покидали “лихорадка сомнений, тоска”, вдохновившись золотой осенью в усадьбе, он написал стихотворение “Осень 1830 года”:

Как осень хороша! как чисты небеса!
Как блещут и горят янтарные леса
В оттенках золотых, в багряных переливах!
Как солнце светится в волнах, на свежих нивах!
<…>
Но горе! тайный враг, незримый, неизбежный,
Средь празднества потряс хоругвию мятежной.
На ней начертано из букв кровавых: Мор.

Это стихотворение стало началом творческого диалога с А. С. Пушкиным, который посетил Остафьево в конце эпидемии. В 1833 году свет увидело произведение Александра Сергеевича “Осень”. А завершил цикл осенних размышлений, начатых в Остафьеве в период холерного карантина, поэт Вяземский уже на склоне лет.

“Счастлив тот, кто счастлив у себя дома”

Наверное, ни у одного классика нет больше цитат о полезности уединения, чем у самого известного писателя-отшельника Л. Н. Толстого. Музей-усадьба “Ясная Поляна” тоже поддержал флешмоб словами секретаря Льва Николаевича о времяпрепровождении писателя дома.

“Большой зал был любимой комнатой графини Софьи Андреевны. <...> Сам Толстой выходил сюда только к завтраку, к обеду и к вечернему чаю. Остальное время дня он проводил в своем кабинете. <...> Прославленный “отшельником”, старик Толстой в действительности находился в таком живом и разнообразном общении с внешним миром, какого, наверное, не знали многие жители столицы. Книги, журналы, газеты всегда были к его услугам, всегда читались, перелистывались и просматривались. А переписка? Десятки писем ежедневно, сотни ежемесячно, тысячи ежегодно…” — писал в своих воспоминаниях Валентин Булгаков.

Лев Николаевич не единственный классик литературы, который брал лучшее от нахождения дома и даже принудительной изоляции. Музей Достоевского рассказал, как Федор Михайлович два дня в марте 1874 года за нарушение цензурных правил провел в здании гауптвахты на Сенной площади. Он был даже рад этому аресту, получив таким образом два дня отдыха.

“Вернулся из-под ареста Федор Михайлович очень веселый и говорил, что превосходно провел два дня. Его сожитель по камере, какой-то ремесленник, целыми часами спал днем, и мужу удалось без помехи перечитать Les Misérables Виктора Гюго: “Вот и хорошо, что меня засадили, — весело говорил он, — а то разве у меня нашлось бы когда-нибудь время, чтобы возобновить давнишние чудесные впечатления от этого великого произведения?” — писала в своих воспоминаниях жена Достоевского.

Еще одним известным идеологом самоизоляции, но уже XX века, считается Иосиф Бродский, и не только за его злободневное стихотворение “Не выходи из комнаты…”. В своем проекте brodsky.online музей, посвященный памяти поэта, рассказывает, что Иосиф Александрович действительно постулировал одиночество как необходимый компонент творчества. О своем доме в Америке он говорил: “Дом — это место, где тебе не задают лишних вопросов”.

При этом Музей Бродского с иронией фантазирует, что поэт предложил бы во время самоизоляции, переживай он ее сейчас, разработать особую вакцину против гаджетов.

Шутливо надеясь на принятие Всемирной организацией здравоохранения этого совета, портал цитирует слова Бродского: “Я помню, когда у меня был инфаркт однажды, я лежал в квартире своей знакомой в Нью-Йорке, и двигаться мне нельзя было. И у нее была кошка. Естественно, мне пришлось ее наблюдать с большей степенью концентрации, чем это происходило обычно. <…> Кошки совершенно не обращают внимания на электронику. То есть телевизионное изображение на них не производит никакого впечатления. И вот я думаю, что было бы чрезвычайно разумно создать какую-нибудь такую вакцину, чтобы прививать ее населению”.

На главный же вопрос последних недель — чем заняться дома — музеи отвечают примерами из жизни великих писателей. Так, Музей К. Г. Паустовского советует брать пример с писателя и побольше читать, в том числе стихи вслух наизусть. А вот Александр Блок, как рассказывает на своих страницах музей-квартира классика, справлялся с тоской в уединении дома, раскладывая открытки и фотографии из путешествий по альбомам. Как никогда актуальное занятие.

Акцией #писательдома организаторы на примере великих классиков хотели показать, что дома тоже можно интересно проводить время, а кто-то из авторов даже намеренно оставался в уединении, создавая вечные произведения. Этот проект продолжает еще один — #читательдома: присоединившись к нему, можно порекомендовать лучшую для чтения во время самоизоляции книгу.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

пять × 5 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.